Раздел земли в д.Щелкачеве

Всеобщий раздел земли между крестьянами  в  Щелкачеве Берновской волости Старицкого уезда после революции 1917 года (по  книге воспоминаний   Ивана Павловича Парнова)

Россия  была и остается  аграрной страной. Вопрос собственности и пользования землей всегда — самый насущный.В устах народников второй половины Х1Х столетия  принцип

«чёрного передела» (всеобщего раздела) распространялся на все сельскохозяйственные земли, то есть подразумевал  и уничтожение помещичьего землевладения. Таким образом, со времен Плеханова  механизм крестьянского хозяйствования стал революционным лозунгом. 

В ноябре 1917 года его подхватили большевики  и  своим Декретом о земле раздали землю крестьянам. Начался глобальный передел земли. Вовлечено в этот процесс было всё  российское крестьянство.

Вспомним, что такое  «черный передел». Находим, что «чёрным переделом» называлась система перераспределения земли в крестьянских общинах, другое название —коренной передел. В данном контексте само слово передел  восходит не к глаголу переделывать, а к переделять, делить заново[1]. Принцип  чёрного передела заключался в разделе всей общинной земли на участки приблизительно сходного качества и в определении числа земельно-раздаточных единиц (в разных общинах они определялись по-разному: либо по числу мужчин-пахарей, либо по едокам, то есть всем членам семьи и т. д.)

Благодаря книге «Воспоминания о моей жизни»Ивана Павловича Парнова, крестьянина д.Щелкачево Берновской волости Старицкого уезда,изданной  его внучкой Риммой Парновой, мы можем ознакомиться с некоторыми деталями  передела земли в этой деревне в 1918-1923гг.

На момент  Октябрьской  революции  27-летний Иван Парнов  был уже два года женат,имел профессию кузнеца, слыл лучшим мастером в  Берновской волости, его домашнее хозяйство было налажено. В 1915 году он  внес вступительный взнос и был принят в члены Петроградской  биржевой Артели им. Барона Штиглица.[2] Как представитель принадлежащего Артели  Петроградского Международного  коммерческого банка Парнов некоторое время работал в международном товариществе  вывозной торговли  на хлебной ссыпке в Азове — на-Дону. Он хорошо зарабатывал, «повышались его знания и оплата»,[3]была возможность отправлять  деньги  жене и отцу.

Война и революция  по  выражению  крестьянина «порвали  все струны его жизненной балалайки».[4]Молодой человек надеялся, что  в его  судьбе «такое  замешательство временное, жизнь должна наладиться».[5]Но возврата к старой жизни не было,  в земельных вопросах  ситуация  развивалась  по плану большевиков. И Парнову предстояло  активно участвовать в переделе земли в Щелкачеве.

О предстоящем переделе земли в  берновской деревне  стали вести разговор летом 1919 года, после  «объявления закона о земельной реформе».[6]В  то время Иван  в Щелкачеве  считался примаком, поскольку из Малинников, где родился и жил с родителями, приехал  в дом жены и тестя — Петра Кунарёва. После  его смерти Парнов, как глава семьи, распоряжался родственным имуществом, но «в части примаков еще  была неясность — где они должны участвовать в переделе-по месту родины или по месту жительства. На примаков в этой части было полное гонение, откуда приехали-туда и обратно для передела…».[7]Крестьянин   Парнов  поддерживал революционную   идею передела, поскольку « нужно было  хотя бы свою землю  получить  до окончания арендного срока»,[8]поскольку 75%  своей земли  тесть сдавал в аренду.

Передел земли в деревне был отложен до 1920 года, но затянулся еще на 2 года. Боровшиеся за выживание крестьяне (и зажиточные, и бедные)  с утра до вечера были заняты тяжелым трудом, времени на собрания не было. К тому же самые  зажиточные (их стали называть «кулаками») были  противниками реформ. Однако несправедливое налогообложение и продразверстка подталкивали других  думать о  переделе земли. К тому времени  в России было опубликовано  разъяснение  Правительства, что «все  приехавшие в селения  до 1 января 1918 года должны наделяться  землей на равных началах».[9]

Руководство новой республики (РСФСР) постоянно занималось  земельными вопросами. Выполняя  «Постановление IX Всероссийского Съезда Советов по земельному вопросу (п. 8) и в целях обеспечения правильного и устойчивого, приспособленного к хозяйственным условиям пользования землей, незыблемо остающейся в собственности Рабоче — Крестьянского Государства, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет»[10] утверждает  Земельный Кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Он вводится   в действие с 1 декабря 1922 года и распространяется  на всю территорию страны.

 Видимо   сразу после революции процесс передела каким-то образом в Щелкачеве производился, поскольку в книге находим обещание  автора, данное им на  крестьянском сходе: «Тот передел, который ведется в нашем селении уже 3 года, будет проведен в одну зиму».[11]Иван Парнов  летом 1922 года, поняв то, что им в деревне никогда не разделить землю, не устранить ненормальное положение  при  налогообложении,решил взять инициативу в свои руки. Он предлагает себя в качестве  уполномоченного по земельным   делам; на общем собрании за него проголосовало большинство членов общества, его кандидатуру  утверждает исполком волости. На первом же собрании  Парнов «поставил вопрос очерном переделе…,чтобы  весной приступить к полевым работам по новому землепользованию».[12]

Предполагаю, какими бурными были собрания, где каждый отстаивал свою позицию! В «Воспоминаниях» читаем, что «целый ряд угроз было записано в книгу протоколов, при ведении собрания  хватали за грудь меня».[13]Парню, взявшемуся за сложнейшее претворение в жизнь революционной идеи — земельной реформы, было всего-то 32 года…Опасаясь нападения на него и уничтожения протоколов сходов, сочувствующие ему, предусмотрительные крестьяне, провожали уполномоченного домой. Парнов  проявил   плановый подход, деловую установку, настойчивость, беспристрастность, непоколебимость в достижении цели. Он сам признается, что « имел призвание к этому (переделу, прим. автора), чтобы закрепить плоды революции»[14].Ниже он пишет, что  «волна революции прокатилась по всему миру, значит, для ознаменования её нужно провести в жизнь новую земельную реформу, и я её проведу».[15]

Первое чего добился уполномоченный -это собрал  большинство голосов сельчан за передел. Второе, посчитали всех едоков; третье, приняли решение делать всё  своими силами, поскольку  за работу  землемера «требовалось много хлеба на его оплату, а хлеб был дороже золота».[16]Далее  провели учет всех полей, грунтов, сделали  оценку земли. Автор рассказывает, что «над этим протоколом не один вечер  пришлось поработать».[17]Самым ответственным  делом стало добровольное расхождение  крестьян по участкам. И здесь Парнов придумал специальную программу, чтобы граждане «не бегали из поля в поле, а раз сел куда-либо, то и сиди».[18]Была предложена система,  напоминающая аукцион: если заявлений на один участок было несколько, то  распределяли по жребию. Кулаки Чубуковы заявили о желании получить  всю землю вместе — «пахать, покос и выгон»,[19] им дали хутор. Интересный факт: по словам  председателя колхоза «Берново» Виталия Михайловича Кочнева в землях хозяйства имелась  территория, которую называли  и сейчас называют хутор Чубук или просто Чубук.

Вернемся в книге воспоминаний. В результате настойчивой работы энтузиаста Парнова основная часть  плана  по «черному переделу» в Щелкачеве была завершена, и  уполномоченный  пригласил  землемера из Уездного земельного управления. Каждый  новый землевладелец  за   работу  землемера  оплатил самостоятельно. А последний  только и сделал, что «переписал своей рукой наши протоколы».[20] Далее в «Воспоминаниях» описывается, что крестьяне торопились; сразу после гуляний на  масленицу стали заготавливать столбы и еще до первой проталины несли их на свой участок «с большим торжеством».[21]

Иван Парнов, молодой парень с образованием в 3 класса, оказался  сметливым крестьянином и хорошим организатором.  Ему в  срок с осени 1922г. по  конец зимы  1923г. удалось убедить население деревни и нацелить  всех на решение новой для непросвещенного крестьянства задачи. После завершения работ по всеобщему разделу земли в рамках земельного законодательства РСФСР  того периода   в селении настало спокойное время, прекратились  «всякие споры и неполадки на сходках, все были довольны, никаких нареканий и угроз».[22] А сам уполномоченный сдал дела и вернулся к своей кузнице и земле. Взял он себе земли меньше, чем остальные, и худшего качества, но  он помнил  слова своего отца Павла  Михайловича Парнова, который говорил: « Нет плохой земли, а  есть плохой хозяин».[23]

И это  утверждение актуально и сегодня.

Галина Филиппова.

Старица,2017г

[1]Большая советская энциклопедия. М, 1934.  Т. 61.  С. 362-366.

[2]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.33-34.

[3]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.40.

[4]Там же.С.45.

[5]Там же.

[6]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.50.

[7]Там же. С.51.

[8]Там же.

[9]Там же. С.59.

[10]Информационно-правовой портал,Система «Гарант»

[11]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.61.

[12]Там же.С.60.

[13]Там же.С.61.

[14]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.51.

[15]Там же.С.61.

[16]Там же.С.60.

[17]Там же. С.61.

[18]Там же.С.62.

[19]Там же.С.63.

[20]Парнов И.П. Воспоминания о моей жизни,С-Пб,2016.С.64.

[21]Там же.

[22]Там же.

[23]Там же. 

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Powered by Moblie Video for WordPress + Daniel Watrous