Усадьба Раллей в Первитино

Александр Шитков —

преподаватель педагогического училища, председатель

Ста­рицкого отделения Российского общества историков-ар­хивистов, краевед.

 

БЛАГОУХАННЫЙ   РАЙ   ПРОШЛОГО.

(Усадьба Раллей в Первитине).

          От села Романово Старицкого района надо сделать резкий поворот направо, чтобы проехать еще четыре километра в некогда большое село Первитино. Через поля и перелески вьется грунтовая дорога, открывая неповторимый пейзаж, который неоднократно очаровывал русских писате­лей, художников, музыкантов, путешественников…

Бог знает, когда и для кого строилась эта усадьба в конце XVIII века. По рассказам местных старожилов  (а их осталось сегодня только шестеро), помещик Петр Хлопов проиграл имение в карты дворянину Раллю. Таким образом, село Пертивино стало родовым дворянским гнездом Раллей. Именно здесь 28 марта 1890 года родился Юрий Федорович Ралль, будущий вице-адмирал. А это еще один интригующий факт российской истории. По­думать только, от Старицкого района до ближайшего морского побережья почти 600 километров, а адмиралами стали семь уроженцев нашего края.

Генерал от инфантерии Василий Федорович Ралль

           В Первитине надо быть в конце лета, когда расцветают какие-то одичавшие синие цветы выше человеческого роста. Здесь их такое множество, что луга вокруг парка кажутся сплошным голубым ковром.

Дворяне Ралли прославили образцовой организацией хозяйства в сво­ей усадьбе. В конце XIX века в новых экономических условиях, когда стали разоряться и приходить в упадок дворянские усадьбы, лишь отдель­ным владельцам удается приспособиться и создать в своих имениях рацио­нальное хозяйство. Примером такого хозяйства и стало имение дворян Раллей в селе Первитино.

В Государственном архиве Тверской области сохранился уникальный документ – «Описание имений частных владельцев по волостям Зубцовского уезда за 1888 год». И если по всем имениям даны только статистические сведения, например, сколько имелось инвентаря и какова оценочная стои­мость хозяйственных построек, то по имению Первитино дан подробный анализ ведения всех хозяйственных дел.

Как следует из этого «Описания…», главное внимание обращалось на усовершенствование земледелия. Вся территория, занятая пашней, была перепланирована, болота осушены, земля расчищена и выровнена, и взамен устаревшего трехполья введено многопольное хозяйство, причем не только на барской земле,  но и на земле крестьянской.  В севооборот наряду  с привычными культурами  были введены картофель, клевер, люцерна. Вот как распределялся севооборот: «первый год – рожь, и по реке Ржати клевер и тимофеевка вперемежку; второй год – первый укос клевера; третий год – второй укос клевера; четвертый год – третий укос клевера, потом пастбище (клевера косятся только при хорошем урожае); пятый год – яровые; шестой год – картофель и седьмой год – пары».

Обработка земли в имении производилась наемными крестьянами  с  1 апреля по 15 ноября.  Нанимали 35 мужчин и 4 женщин. При найме рабочий заключал условия, которые регистрировались в волостном управлении в специальном журнале «Книге сделок и договоров». Вот пример одного такого заключенного условия: «1887 года, февраля 18 дня. Я, нижеподписавшийся крестьянин Старицкого уезда, Кобелевской волости, Деревни Волкова, Лихоманов Петр, заключил сие условие с управляющим имением вдовы генерал от инфантерии П. П. Ралль, села Первитина Зубцовского уезда в том, что нанялся в работники в село Первитино сроком с первого апреля по пятнадцатое ноября сего года, ценою за весь срок за тридцать пять рублей …». Далее шли условия, состоящих из 9 пунктов. Здесь наемный работник обязывался « производить работы беспрекословно и добросовестно, вести себя честно и трезво, … орудия труда и сбрую содержать в должном порядке и чистоте…».

Особое внимание в договоре уделялось нормам выработок в имении Раллей. Так, только один наемный рабочий обязан был «одну десятину хозяйственной меры вспахать на одну лошадь в первый раз в три дня; во второй и третий раз, т. е. мягкую – в два дня, забороновать на двух лошадях полторы десятины в день; скосить десятину ржи с женщиной, связать в снопы и поставить в бабки в три дня; тоже ярового хлеба, скосить, связать в снопы и поставить в бабки; гречу скосить и поставить в кучи и подгрести в два дня;   косить траву 4 человекам одну десятину, клевер первого укоса6 человека десятину, а остальную работу, не упомянутую в урочном положении, исполнять с усердием и по указанию вотчинного начальства, находясь на работе не менее 14 часов в сутки».

Летом работа начиналась с восходом солнца и заканчивалась с зака­том. Осенью работали с 5 утра до 8 часов вечера. В летнее время на обед полагалось 2 часа, в осеннее – 1 час. За добросовестное и усердное исполнение своих обязанностей работнику выдавалось из конторы вознаграждение до 25 копеек в сутки. Если же по каким-либо причинам работник не выходил на работу, то он «обязан был вернуть 6 рублей задаток и заплатить 25 рублей за неустойку. Если болезнь или смерть, то задаток обязаны возвратить наследники… За ослушание, за пьянство, за грубость, за нерадение и жестокое обращение с господскими лошадьми, штраф в 1 рубль каждый раз».

Таким образом, мужчины при хорошей работе могли заработать за сезон до 50 рублей,  а женщины — до 22.  «Сравнительно с крестьянами дешевле, — находим мы в «Описании…», — потому что в экономии рабо­тать легче, харчи лучше. Женщины не пашут и не боронят».

Жили наемные крестьяне в каменном трехэтажном флигеле. Здесь они выбирали из своей артели кухарку. Каждому в месяц выдавалось: «1 пуд 30 фунтов ржаной муки, 10 фунтов гречневой крупы, 5 фунтов ячменной, 5 фунтов гороху, 2 фунта постного масла, 2,5 фунта соли, 3 фунта солода на квас и сверх того, по усмотрению конторы, выдается квашеная капус­та, картофель, мясо соленое или свежее — без определенного количества и времени выдачи».

В имении Раллей хорошо было развито животноводство. Здесь владельцы разводили лучшие породы скота, например, русско-холмогорскую породу коров, которая давала «средний удой за восемь месяцев по 102 ведра молока». Молоко продавалось арендатору-сыровару по 37 копеек за ведро. Остальное молоко шло служащим, рабочим и на «пойку телятам».

В Первитино крестьянам и рабочим прививались высокие профессио­нальные навыки сельскохозяйственной работы, их обучали и ремеслу, ко­торое чаще всего сегодня мы связываем с трудовым мастерством горожан. Так, в имении работал сыроваренный завод, где варили русско-швейцарский сыр, которого изготовляли за сезон до 800 пудов. Сыр продавался в Москву содержателям купеческих магазинов по цене 8-9 рублей за пуд летней варки, зимней же — 5-6 рублей. Кроме сыра, здесь изготовлялось сливочное, «так называемое, парижское масло, получаемое из топленых сливок; такое масло сбывается по 20-25 рублей за пуд в города Москвы и Петербурга».

Также в имении имелся винокуренный завод, каменный, в два этажа, существовавший с 1864 года. На заводе работало 14 человек, которые  производили за 150 дней 12 655 ведер спирта. «Из такого количества продано на месте водкой 12 933 ведра по цене 4 рубля 40 копеек за ведро, — узнаем мы из «Описания…», — и 6 050 ведер спирта складчикам г. Г. Ржева, Зубцова, Старицы по 0, 6 – 0, 7 рублей за ведро». Продавалась водка и при местной лавке по цене 5 рублей за ведро. Зарплата рабочих была 68 рублей в год, а бондарь получал 144 рубля.

Работал на территории имения и кирпичный завод, который произво­дил разом до 45 тысяч кирпичей. Кирпич изготовлялся для себя и частью продавался по 1 рублю 20 копеек за сотню.

Большой популярностью у хозяев пользовалась оранжерея. Чего толь­ко не выращивалось здесь! Персиков разных сортов 29, лавровых деревьев в горшках — 11, 50 сливовых, 50 вишневых, 50 грушевых, 10 лимонных, да еще цветы до 37 разных пород и наименований: розы, гвоздики, жасмины, какту­сы, плющи, туи, африкуль и т. д. Продавали Ралли только персики. Ежегодно отправляли они в Петербург купцу Елисееву до 1000 штук по цене 25 рублей за сот­ню, «остальное шло для господ». Садовник оранжереи получал 180 рублей в год, простые работники — до 96 рублей в год.

Сегодня очень сложно представить себе, что где-то в северо-западной глубинке России кто-то будет заниматься сугу­бо южной культурой…

В имении также работали зерносушилка, водяная мельница при винокуренном заводе и кузница, годовой доход которой составлял до 98 рублей в год. На территории имения находились каменные коровник и конюшня, винный, сырный, картофельный подвалы, кладовки и погреба.

Все-таки странная судьба у этих барских особняков, у дворянских гнезд. Построенные, по сути, на выколоченные из мужика деньги, эти дома были как бы памятниками социальной несправедливости, свидетелями коренного неравенства. И в этом качестве они должны были быть ненавидимы народной вольницей – и были ненавидимы ею. Сколько усадеб погибло в огнях отнюдь не стихийных пожаров!

После известных событий 1917 года Первитинскому волостному Совету пришлось выполнять решение центральной власти о национализации имений и выселении из них владельцев. К тому же местный Старицкий уездный Со­вет решил создать совхоз. Дворянам Раллям было объявлено о национализации посевного хлеба,  скота, сельхозинвентаря, всех построек со всем в них содержащимся — мебелью, книгами, посудой и т. д. Ох как не хоте­ли отпускать от себя истинных хозяев местные крестьяне, предполагая вперед, во что превратится благоухающий рай. Старожилы вспоминают, как крестьяне сами грузили по подводы дворянский архив, немного личных ве­щей, необходимую одежду. Дворяне Ралли отправились на юг, где решили переждать «смутное время». Через некоторое время на фасаде дворянского дома появится доска с надписью «Случной пункт»…

Сегодня все изменилось вокруг, и с трудом угадывается планировка усадьбы. Необходимо большое воображение для того, чтобы мысленно, удалив современную разруху, восстановить и представить себе  первоначальный архитектурный ансамбль.

При въезде в Первитино одиноко и оголенною стоит однокупольная церковь из красного кирпича, но вот купола самого уже нет. Церковь Казанская была построена в 1757 году на средства помещика Петра Хлопова. Когда-то в православный праздник Казанской иконы Божьей Матери здесь проходил торжественный крестный ход, а в селе – торговая ярмарка, на которую съезжалось более четырех тысяч жителей окрестных сел и деревень. Рядом с церковью — небольшое прямоугольное здание, бывшая усы­пальница Раллей. Некогда внутри ее по узким стенам стояли гробницы, украшенные богатой резьбой по мягкому известняку с обширными надписями на верхних досках. Позже все было разграблено, и усыпальница преврати­лась в сторожку.

Разрушенная церковь во имя Казанской Божией Матери с.Прервитино

            Напротив церкви, в густой заросли голубых одичавших цветов, виден контур дома. Вернее — это маленький кусочек сохранившейся стены дома старинной архитектуры. Крапива, бурьян и кусты бузины совсем близко подошли к зданию, придавая ему заброшенный, покинутый вид.

Все что осталось от барского дома

              Ступеньки из плит, давно вросших в землю, молодые деревца, трава и мох — все это создает впечатление романтической заброшенности.

Отлогий спуск приводит в парк. Здесь, среди высоких черноствольных двухсотлетних лип, несвойственные данной местности кедры, лиственницы, тополя, а также оставшиеся кусты сирени, жасмина и одичавшие многолетние цветы. Сквозь густую траву можно различить остатки дорожек. Все это напоминает следы не вполне еще исчезнувшего парка, омываемого излучиной синеющей реки Ржати.

Внизу парка каскад прудов, поросших камышом и превратившихся болотца. Над ними склонили свои ветви березы. Сквозь их листву, на другом берегу речки, виднеются остатки погребов, сделанных из красного кирпича…  Именно здесь начинаешь понимать, чего навсегда потеряла Россия…

Остатки заброшенного парка дворянской усадьбы

               Исследователь старинных усадеб 20-х годов ХХ века Алексей Греч писал: «В России о старом искусстве надо писать лишь в прошлом време­ни. В России над старым искусством остается лишь положить на могилу венки сплетенных воспоминаний».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

2 комментария к записи “Усадьба Раллей в Первитино”

  1. Хорошая статья, правдо, мне очень понравилось,
    постер вообще всегда радуете читателей вашими статьями.
    с текстом с многим сложно не согласится.
    от всего сердца продолжайте в том же духе.

  2. николай:

    эх хотябы запрудить 4 пруда аллеи почистить делов на 2 дня экскаватору

Оставить комментарий

Powered by Moblie Video for WordPress + Daniel Watrous